Христианская   библиотека 
Главная Именной указатель Систематический указатель Хронологический указатель Книги в архивах
 

Аристид философ
Слово о благоразумном разбойнике


Источник:Н. Барсов. Из новооткрытых памятников первобытной христианской проповеди. // Журнал «Христианское чтение, издаваемое при Санктпетербургской Духовной Академии». – 1887 г. – Часть I. – с. 399-405.
Интернет-источник: http://tvorenia.russportal.ru/

 

Барсов Н.И.
Из новооткрытых памятников первобытной христианской проповеди.

Нижеследующее «слово св. Аристида философа о благоразумном разбойнике» должно быть признано в высшей степени замечательным произведением древнейшей христианской литературы, как первый по времени из известных доселе памятников письменной церковной проповеди, сохранившихся до настоящаго времени (не позже 125 г.). В последнее время (Мелер, Гефеле), правда, признано считать проповедию же известное, так называемое) второе послание св. Климента, епископа римскаго († 101 г.) к Кринфянам, найденное в знаменитом александрийском кодексе Библии V-го века и изданное еще в 1633 году. Но во первых, хотя оно несомненно весьма древнее, принадлежность его Клименту многими оспаривается (Гильгенфельд, Дрессель, Геффле относят его происхождение ко временам Марка Аврелия, т. е. к 160-180 г.); Евсевий говорит, что оно не было известно в древности (Ц. И. кн. III, гл. 38), а Иероним прямо заявляет, что оно отвергалось древними (о знам. мужах, гл. 15). Во-вторых, и главное, в этом послании к Коринфянам, как оно обыкновенно надписывается, можно лишь гипотетически находить некоторые слабые признаки проповедническаго характера (обыкновенно указывают на слово «братия», встречающееся в нем, хотя такое обращение, еще более свойственно посланиям (например, апостольским), чем проповедям, на слова: «если мы скучаем об этом как о чем малом, то грешим») и лишь в виде предположения можно допустить, «что оно первовачально было гомилией, а потом переработано в обычную литературную форму первобытнаго христианскаго учительства — послание, причем от первоначальнаго вида проповеди сохранились лишь слабые следы. Другое дело — слово св. Аристида. Оно несомненно относится к самому началу II-го века и представляет церковную проповедь, произнесенную в собрании верующих и сохранившуюся неприкосновенно в своем первоначальном виде. Аристид доселе был известен, по свидетельствам Евсевия (Ц. И. кн. IV, гл. 3) и Иеронима (о знамен. мужах, гл. XX) единственно как апологет, представивший свою апологию императору Адриану в 123-125 году, хотя самая апология его и не была до последняго времени найдена. В 1878 году монахи армянскаго монастыря св. Лазаря, ордена Мхитаристов (на острове Лидо, близ Венеции), нашли значительный отрывок из этой апоиогии в древнем пергаментном списке, относящемся к 430 году армянской эры, или к 981 г. нашего летосчисления. В тоже время в другой рукописи армянской XII века найдено ими и издаваемое ныне на русском языке слово Аристида (отрывок из апологии издан на русском языке еще в 1879 году г. Эминым, в «Правосиавном Обозрении»). Оба произведения Аристида отцы Мхитаристы издали в Венеции в 1878 году в армянском тексте и латинском переводе, посвятив свое издание знаменитому кардиналу Дюпанлу, под заглавием: Sancti Aristidis philosophi Atheniensis sermones duo. Кардинал Питра в своем капитальном издании Analecta sacra spicilegio solismensi parata, t. IV, patres antenicenae orientales, 1883 г. Parisiis, воспроизводит оба эти сочинения Аристида с новым латинским переводом и с присоединением двух кратких цитат из других, доселе ненайденных сочинений Аристида — причем мы узнаем о существовании третьяго доселе неизвестнаго сочинения Аристида «послания ко всем философам» (epistolia ad omnes philosophos). В своем переводе с латинскаго мы придерживались больше издания Питры, чем оо. Мхитаристов. Разделение слова на параграфы принадлежит изданию Питры. Западная церковно-историческая журналистика в свое время восторженно приветствовала обе находки оо. Мхитаристов и дала им полную цену. Во Франции о них писали Бонар, Ренан и особенно подробно T. Doulcet (см. Revue des questions historique, octobre 1880 г., а также annales de philosophie chretienne, mars, 1881, p. 555), в Германии Гимпел, O. Гебгардт и Ад. Гарнак (см. Texte und Untersnchungen zur Geschichte der altchristlichen Literatur, Lipsiae 1882) и т. д.

Кстати заметим, что едва ли небольшая часть вновь найденных Питрой и его сотрудниками памятников христианской литературы трех первых веков, изданных им в четырех обемистых томах его Analecta sacra spicilegio solismensi parata, в высшей степени замечательных, хотя доселе не обследованных должным образом патрологами, а в русской патристической литературе вовсе неизвестных даже по названию, найдена им главным образом в древних армянских кодексах. Это нисколько неудивительно, если вспомним, что Армения раньше многих внепалестинских стран уведала Господа Христа и долго была государством независимым. Но замечательно, что изучение армянских рукописей (как и сирских, после Ассемани, издавших творения Ефрема Сирина) разных библиотек, как видно из пролегомен в издании Питры, ведется доселе настолько слабо, что не все эти рукописи, даже в известных библиотеках, должным образом каталогизованы. Сколько еще работы археологам-патрологам впереди! И какия, может быть, ценныя ожидают науку в будущем открытия в области древнейшей письменности! Не забудем, что патрология насчитывает до шестидесяти имен (Pitra, Analecta, t. II, prolegomena, p. VII) писателей от трех первых веков христианства, бывших в свое время знаменитыми, творения которых известны доселе лишь по упоминаниям о них у древних христианских историков и писателей...

 

 

Слово о благоразумном разбойнике [1].

1. О, как меня поразило это [2] восклицание разбойника и ответ на него Распятаго! Позволь, слушатель внимательный, не пройти молчанием это таинство: в нем содержится чудодейственная некая сила. Ибо и само евангельское повествование говорит, что Распятый находился на кресте, как простой какой-либо смертный, быв пригвожден к нему, но быв распят во исполнение предсказаний пророков, а окрест стояла великая толпа иудеев, приготовляющих смерть Господу. Ты видишь здесь [3] во всеоружии самую смерть, — облеченнаго в оружие воина близ креста, горькую желчь, приготовленную для питья, подвигшияся основания земли, изменившиеся законы природы, день, одетый мраком ночи, раздранную завесу храма, разделенныя одежды Распятаго и тунику Его, отданную по жребию, небесныя воинства ужасающияся, потрясенную страхом природу вышних и преисподних, исполнившияся предсказания пророков.

2. Что же Распятый? Вся совершишася ныне (Иоан. 19, 30), говорит. Мудрый разбойник оказался здесь мудрейшим, слыша этот спасительный глас. Ибо хотя руками распростертыми и ногами пригвожден был ко кресту, но свободным языком своим произвел движение и произнес мольбу: вера, хранившаяся в его сердце, произнеся Его имя, возгласила: помяни мя Господи, егда приидеши во царствии Твоем (Лук. 23, 42). На это Распятый ответил: днесь со мною будеши в раи (Лук. 23, 43).

3. По истине дивное и ужасное таинство: ибо отселе висевший на кресте мгновенно поемлется в рай — разбойника избирая спутником в своем шествии Христос; одного вводит в рай, другого нет. Почему так сделалось? Этот благоразумный разбойник не предвосхитил ли рай у Владыки рая от своего товарища (socio), то есть, распятый одесную от распятаго ошую? Отнюдь не так, но этими немногими словами помяни мя Господи, егда приидеши во царствии Твоем, — он скорее получил желаемое, чем попросил, ибо рек (ему Христос): днесь со Мною будеши в раи. Очевидно, рай невозможно было похитить, по способу разбойников, ибо руки хищников не досягают рая.

4. Нет, в Распятом разбойник познал несомненно Бога, и за свое воззвание веры призван был в рай, а не сам восхитил его от Господа. Итак удались ныне, признающий Распятаго обыкновенным человеком бедным, разделенным (divisum) и грешным. Ибо если чистый человек смертной природы другому человеку смертному же по природе никоим образом не может даровать безсмертия, вероятно ли и правдоподобно ли, чтобы тот, кто, по своему составу, рожден и сотворен с природою поврежденной и испорченной, мог дать неповрежденность другому существу, равно поврежденному и испорченному? Равным образом мог ли бы человек открыть рай, который Бог закрыл для самого первозданнаго из людей, повелев херувиму с пламенным мечем охранять вход его (Быт. 3, 24).

5. Итак: как веруешь о Иисусе Христе, отверзающем рай, ты, слепотствующий, очами иудеев смотрящий на воплощение Еммануила? Если Христос кажется тебе лишь превосходнейшим из людей, то вот этот самый Христос, по твоему мнению только человек и притом распятый, отверзает рай, становится выше самого Бога, рай затворяющаго, — один и тот же, но в то же время сам себе противоположный. Не глупая ли это басня и не ложное ли учение, достойное смеха и комических песенок, — или лучше плача! Мы же исповедуем, что Распятый есть истинный Бог во плоти, покланяемся Ему, Господу, отверзшему рай.

6. В восклицании Распятаго содержатся и другия достойныя веры истины и ясныя доказательства. Этот глас, присно животворящий, который услышал самый разбойник, некоему Лазарю от того же Распятаго, прежде его распятия, возглашен был в сопровождении великаго чуда, в присутствии самих иудеев, убийц Христа, которые скрежетали зубами, (говоря): ты простой человек, а творишь из себя Бога (Иоан. 10, 33). Но является вера, и божественный глас тебя убеждает, к сестре мертваго говоря: аще веруеши, узриши славу Божию (Иоан. 11, 40). Подобным образом и к слепорожденному говорит: веруеши ли в Сына Божия? Сей есть иже глаголяй с тобою (Иоан. 9, 35, 37). Слепой как и наш разбойник поклонился ему, восклицая: верую, Господи. В этом исповедании слепой не один свет телесный нашел, ио и познал самого Виновника света, то есть Бога от Бога и Слово. Такую награду получает восклицание, которое исповедует нашу истинную веру в Господа нашего Иисуса Христа.

7. Итак прошу и молю всех вас, верные Христа возлюбленнейшие, да подражаете вере одесную (Христа) распятаго разбойника, к его гласу присоедините свой глас, бывшаго же ошуюю разбойника осудивши, его неверие оплакавши. Ибо этот, поелику отступил от гласа Христа, первобытнаго блаженнейшаго пребывания одесную с сими двумя не имеет, но помещенный ошуюю, там и остался. И теперь видишь, как жалок грех неверия! Пред твоими очами дела обоих разбойников предлежат, постоянно повторяемыя и прочитываемыя из священных книг, которыя этими очевиднейшими доказательствами внушают тебе твердую и несомненную веру, что Распятый есть Бог и Сын Божий. Ему слава.

 

Примечания:
[1] В латинском переводе с армянскаго, как в издании Мхитаристов, так и у Питры, слово озаглавливается: de latronis clamore et Crucifixi responsione sermo.
[2] Здесь предполагается предварительное прочтение на богослужении слов евангелиста Луки 23, 42 и след.; или параллельнаго места из котораго-либо другого евангелиста.
[3] Т. е. у креста Христова.


 Христианский портал My studies