Мои конспекты
И с т о р и я   ц е р к в и,   п а т р о л о г и я,   б о г о с л о в и е . . .
В начало Имена Тематический раздел Хронологический раздел Географический раздел Библиотека

Свт. Афанасий Великий
Послание о Соборах,
бывших в Аримине италийском
и в Селевкии исаврийской

продолжение

 

«  начало

27) Но и на этом не остановились они; потому что, вскоре собравшись в Сирмии против Фотина, сложили еще исповедание веры не столько обширное и многословное, и какбы по чьему-либо внушению, весьма многое исключив, иное же присовокупив, написали следующее (351 г.):

«Веруем во единаго Бога, Отца Вседержителя, Создателя и Творца всяческих, из Негоже всяко отечество на небеси и на земли именуется; и в единороднаго Сына Его, Господа нашего Иисуса Христа, прежде всех веков рожденнаго от Отца, Бога от Бога, Свет от Света, Имже быша всяческая, яже на небеси и яже на земли, видимая и невидимая, сущее Слово и Премудрость, Свет Истинный, Жизнь, напоследок дней вочеловечившагося ради нас, родившагося от Святой Девы, распятаго, умершаго, погребеннаго, воскресшаго из мертвых в третий день, взятаго на небо, седящаго одесную Отца, при скончании века имеющаго прийти судить живых и мертвых и воздать каждому по делам его; и царство Его непрекращаемое пребудет в безконечные веки; потому что не только в сей, но и в будущий век будет Он возседать одесную Отца. И в Духа Святаго, то-есть Утешителя, Котораго (Христос) обещал послать и послал Апостолам по восшествии Своем на небеса, чтобы научил их и воспомянул им все, и чрез Котораго освящаются души искренно в него уверовавших.

А утверждающих, что Сын из несущих, или от иной ипостаси, а не от Бога, и что было время, или был век, когда Его не было, святая и вселенская Церковь признает чуждыми.

Посему говорим еще: если кто утверждает, что Отец и Сын — два Бога; да будет анафема.

И если кто, именуя Богом Христа, предвечнаго Сына Божия, не исповедует, что Он содействовал Отцу в создании вселенной; да будет анафема.

Если кто дерзает утверждать, что от Марии рожден Нерожденный или часть Его; да будет анафема.

Если кто говорит, что Сын по предведению был прежде Марии, но не был у Бога рожденным от Отца прежде веков, и что не Им приведено все в бытие; да будет анафема.

Если кто скажет, что сущность Божия расширяется, или сжимается, — да будет анафема.

Если кто станет утверждать, что расширяемая Божия сущность творит Сына, или кто расширение сущности Божией назовет Сыном; да будет анафема.

Если кто Сына Божия именует внутренним или произносимым словом; да будет анафема.

Если кто Сына от Марии именует только человеком, — да будет анафема.

Если кто, Рожденнаго от Марии именуя Богом и человеком, разумеет под сим нерожденнаго Бога; да будет анафема.

Если кто слова: Аз Бог первый, и Азь по сих, кроме Мене несть Бог (Ис. 44, 6), сказанныя против идолов и не-сущих богов, будет по-иудейски принимать в отрицание Единороднаго прежде веков Бога; да будет анафема.

Если кто, слыша сказанное: Слово плоть бысть (Иоан. 1, 14), подумает, что Слово преложилось в плоть, или скажет, что прияло Оно плоть, претерпев изменение; да будет анафема.

Если кто, слыша, что Единородный Сын Божий распят, скажет, что Божество Его потерпело истление, или страдание, или изменение, или умаление, или уничтожение; да будет анафема.

Если кто станет утверждать, что не к Сыну сказал Отец: сотворим человека (Быт. 1, 26), но говорит это Бог Сам с Собою; да будет анафема.

Если кто скажет, что Авраам видел не Сына, а нерожденнаго Бога, или часть Его; да будет анафема.

Если кто скажет, что с Иаковом боролся не Сын в образе человека, но нерожденный Бог, или часть Его; да будет анафема.

Если кто слова: Господь одожди огнь от Господа (Быт. 19, 24) принимать будет не об Отце и Сыне, но скажет, что Господь одождил Сам от Себя; да будет анафема; ибо одождил Господь — Сын от Господа — Отца.

Если кто, слыша, что Отец Господь и Сын Господь, а также Отец и Сын Господь (ибо сказано: Господь от Господа), станет утверждать, что два Бога; да будет анафема; ибо не сопоставляем Сына Отцу, но признаем Его покорным Отцу. Не без Отчаго совета снисшел Он в Содом, не от Себя одождил, но от Господа, то-есть, по власти Отца; также не Сам Собою возседает одесную Отца, но слышит вещающаго Ему Отца: седи одесную Мене (Псал. 109, 1).

Если кто Отца и Сына и Святаго Духа называет единым Лицем; да будет анафема.

Если кто, Духа Святаго называя Утешителем, скажет, что Он есть нерожденный Бог; да будет анафема.

Если кто Утешителя не наименует иным, кроме Сына, как научил нас Господь; ибо сказал: иного Утешителя пошлет вам Отец, о Немже Аз умолю (Иоан. 14, 16); да будет анафема.

Если кто Духа Святаго наименует частию Отца или Сына; да будет анафема.

Если кто Отца и Сына и Святаго Духа наименует тремя Богами; да будет анафема.

Если кто скажет, что Сын Божий получил бытие по Божию хотению, как одна из тварей; да будет анафема.

Если кто скажет, что Сын рожден не по воле Отца; да будет анафема. Ибо Отец не по принуждению, не доведенный до сего естественною необходимостию, родил Сына, когда не хотел; но вместе и восхотел и явил Его из Себя, родив не во времени и безстрастно.

Если кто Сына наименует нерожденным и безначальным, какбы именуя двух безначальных и двух нерожденных и творя двух Богов; да будет анафема. Ибо глава, т. е. начало всему — Сын, а глава, т. е. начало Христу — Бог. Таким образом, чрез Сына все восходит благочестно к единому Безначальному, Началу всяческих.

И еще, в точности определяя понятие о христианстве, говорим, что, если кто не наименует Христа Богом, предвечным Божиим Сыном, содействовавшим Отцу в созидании вселенной, но скажет, что только с того времени, как родился от Марии, стал называться Христом и Сыном, и начал быть Богом; да будет анафема».

28) Но отринув все это и какбы придумав лучшее, они установляют еще новую веру, и в Сирмии на латинском языке пишут, по переводу на эллинский язык, следующее (357 г.):

«Поелику признано нужным разсуждение о вере, то в Сирмии, в присутствии Валента, Урзация, Герминия и прочих, верно все розыскано и изследовано, и оказалось несомненным, что един есть Бог Отец, Вседержитель, как возвещается и в целой вселенной, и един Единородный Сын Его, Господь наш Иисус Христос, рожденный от Него прежде веков. Не должно именовать двух Богов; ибо Сам Господь сказал: восхожду ко Отцу Моему и Отцу вашему, и Богу Моему и Богу вашему (Иоан. 20, 17). Посему, един Бог всех, как научил и Апостол: или иудеев Бог токмо, а не и языков? Ей и языков. Понеже един Бог, Иже оправдит обрезание от веры, и необрезание верою (Рим. 3, 29-30). Все прочее согласно и не заключает никакого сомнения. Поелику же иные многие смущаются латинским словом substantиa и тождезначущим эллинским словом — οὐσία (сущность), желая точнее выразуметь единосущие, или, так-называемое, подобосущие, то в Церкви не должно никому упоминать об этих словах и толковать их по той причине и на том основании, что в божественных Писаниях об этом не писано и что это выше человеческаго ведения и ума человеческаго, и никто не может объяснить рождения Сына, по написанному: род же Его кто исповесть (Ис. 53, 8)? Ибо само собою явствует, что один Отец знает, как родил Он Сына, и еще знает Сын, как Он рожден от Отца. Для всякаго же несомненно, что Отец больше, и никто ни усумнится, что Отец больше честию, достоинством, Божеством и самым именем Отца; потому что свидетельствует Сам Сын: пославший Меня Отец болий Мене есть (Иоан. 14, 28). И всякому известно вселенское сие верование, что два лица: Отец и Сын; Отец больше, а Сын покорен Отцу со всеми, кого покорил Ему Отец; что Отец не имеет начала, невидим, безсмертен, безстрастен, а Сын рожден от Отца, Бог от Бога, Свет от Света; и рождения Его, как выше сказано, никто не знает, кроме одного Отца, сам же Сын, Господь и Бог наш от Марии Девы, как благовествовал и Ангел, восприял плоть или тело, то-есть, человека. А как учат все Писания, особенно же Апостол, Учитель языков, Христос восприял от Марии Девы того человека, которым пострадал. Но главизна и утверждение всей веры в том, чтобы хранима была всегда Троица, как читаем в Евангелии: шедше крестите все языки во имя Отца и Сына и Святаго Духа (Матф. 28, 19). Число Троицы просто и совершенно. Утешитель же Дух Святый, посланный Сыном, пришел по обетованию научать и освящать Апостолов и всех верующих».

29) Написав это и переменив мысли, сложили еще то исповедание веры, котораго сами постыдились, потому что означены были в нем имена ипатов; и по обычаю, какбы не одобряя его, сделали, что у имевших списки с него было оно отобрано письмоводцем Мартинианом. А когда домоглись, что Царь Констанций издал против него указ, обнародывают еще иное исповедание, и прибавив по обыкновению несколько речений, пишут в Исаврии следующее (359 г.):

«Мы не уклоняемся представить на среду Собора утвержденное исповедание веры, какое изложено при обновлении храма в Антиохии, где Отцы наши собирались всего больше для решения разсматриваемаго в то время вопроса. Но поелику в протекшия времена, и доныне, смущали многих единосущие и подобосущие, и недавно, как говорят, вводится некоторыми учение о неподобии Сына со Отцем; то слова: единосущие и подобосущие, как чуждыя Писаниям, отметаем, а учение о неподобии анафематствуем, и всех, которые держатея его, признаем чуждыми Церкви; подобие же Сына со Отцем ясно исповедуем, следуя Апостолу, который говорит о Сыне: Иже есть образ Бога невидимаго (Кол. 1, 15). Так исповедуем и веруем во единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца неба и земли, всего видимаго и невидимаго. Веруем и в Господа нашего Иисуса Христа, Сына Его, рожденнаго от Него безстрастно прежде всех веков, Бога Слова, Бога от Бога, Единороднаго, Свет, Жизнь, Истину, Премудрость, Силу, Имже быша всяческая, яже на небеси, и яже на земли, видимая и невидимая. Веруем, что Сей Сын Божий в кончину веков, во отметание греха (Евр. 9, 26), приял плоть от Святой Девы, вочеловечился, пострадал за грехи наши, воскрес, взят на небеса, возседит одесную Отца, и опять приидет во славе судить живых и мертвых. Веруем и в Духа Святаго, Котораго Спаситель и Господь наш наименовал Утешителем, обетовав по отшествии Своем послать и послал ученикам, и Им освящает в Церкви верующих и крещаемых во имя Отца и Сына и Святаго Духа. А которые проповедуют иное что-либо вопреки сему исповеданию веры, тех вселенская Церковь признает чуждыми. И что недавно изложенное в Сирмии исповедание веры, в присутствии благочестиваго Царя нашего, равносильно сему исповеданию, это знают читатели».

30) Написав это в Исаврии, когда прибыли в Константинополь, какбы отказываясь от прежних мыслей, изменили это по обычаю, прибавив несколько речений, и запрещая об Отце, Сыне и Святом Духе употреблять даже слово: ипостась, послали сие собравшимся в Аримине, и принуждали подписаться епископов этих областей, а которые противоречили им, о тех постарались, что-бы Констанций послал их в заточение. Написанное же ими исповедание было следующее (360 г.):

«Веруем в единаго Бога, Отца Вседержителя, от Котораго все, и в единороднаго Сына Божия, рожденнаго от Бога прежде всех веков и прежде всякаго начала, Которым приведено в бытие все видимое и невидимое, Сына единороднаго, единственнаго от единственнаго Отца, Бога от Бога, по Писаниям, подобнаго родшему Его Отцу, и рождения Котораго никто не знает, кроме единаго родшаго Его Отца. Знаем, что сей единородный Сын Божий, посланный Отцем, пришел с небес, как написано, на разорение греха и смерти, родился от Духа Святаго и от Марии Девы по плоти, по написанному, пребывал с учениками, и совершив все домостроительство, по изволению Отчему, был распят, умер, погребен, нисходил в преисподняя, самый ад привел в ужас, возстал из мертвых в третий день, пребывал с учениками, и, по исполнении сорока дней, вознесся на небеса и седит одесную Отца, приидет же в последний день воскресения во славе Отчей, воздать каждому по делам его. И в Духа Святаго, Котораго сам единородный Сын Божий, Христос Господь и Бог наш обетовал послать роду человеческому Утешителем, как написано, Духа истины, Котораго и послал им, когда восшел на небеса. Что же касается до именования οὐσία (сущность), которое введено в употребление Отцами по простоте и как непонятное народу производило соблазн, потому что нет его в Писаниях; то стало нам угодно, чтобы оно было изъято из употребления и вовсе не упоминалось более; потому что божественныя Писания нигде не упоминали о сущности Отца и Сына; не должно также употреблять слово: ипостась, говоря об Отце, Сыне и Святом Духе; Сына же называем подобным Отцу, как говорят и учат божественныя Писания; а все ереси, как осужденныя прежде, так и вновь появившияся и учащия противно сему изложенному нами Писанию, да будут анафема».

31) Но не остановились и на этом; ибо, из Константинополя пришедши в Антиохию, раскаялись в том, что прямо написали: Сын подобен Отцу, как говорят Писания; и сложив, что примыслили, начали опять возвращаться к прежним своим мыслям и утверждать, что, конечно, Сын неподобен Отцу, и ни в каком отношении у Сына нет подобия с Отцем. И столько переменились они, что стали принимать открыто разсуждающих по-ариански, даже отдавать им церкви, чтобы свободнее изрыгали они хулу. За великое безстыдство хуления стали все называть их аномеями, имели же они еще прозвание — изнесущных (ἐξουϰόντιον); а покровителем их нечестия был еретик Констанций, который до конца пребыл в нечестии, и уже умирая, пожелал принять крещение, не от благочестивых мужей, но от Евзоия, который за арианскую ересь не один раз, но многократно, был извержен, и когда был еще диаконом, и когда епископствовал в Антиохии.

32) Дойдя до сего, поименованные мною выше остановились на том и были извержены; но хорошо знал я, что не остановятся те, которые до сего времени притворствовали, всегда они будут составлять скопища против истины, пока не прийдут в себя и не скажут: «возстав, пойдем к Отцам своим и скажем им: анафематствуем арианскую ересь и признаем Собор Никейский». Ибо спор у них с этим Собором. Посему, кто же, имея хотя несколько чувства, будет терпеть их? Кто, видя, как на каждом Соборе одно исключается, а другое прибавляется, не усмотрит, что разумение их, какое имеют о Христе, и подозрительно и притворно? Кто, видя, как они распространяются в своих изложениях веры и в оправданиях касательно того, вь чем обвиняют их, не усмотрит, что они сами на себя произносят суд, и с намерением пишут много, чтобы неумеренным любочестием и своим многословием привлечь людей простых и прикрыть свою ересь? Но как язычники, по слову Господню, лишше глаголя в молитвах (Матф. 6, 7), не получают от того пользы, так и они после стольких усилий не могли испровергнуть суда, произнесеннаго на ересь арианскую, но еще более обличенные, были низложены, и — справедливо. Ибо какое из написанных ими исповеданий приймет слушающий их? Или, на каком утверждаясь, будут оглашать они приходящих к ним? Если все эти исповедания согласны в одном и том-же, то какая нужда во многих? Если же была нужда в стольких исповеданиях, то явно, что каждое из них недостаточно и неполно, и в этом сами они, более нас, обличают себя тем, что каждое изменяют и переделывают. Множество Соборов и разность написанных исповеданий показывают, что присутствовавшие на Соборах, хотя противоборствовали Собору Никейскому, однако-же не могли устоять против истины.

33) Поелику же так они вели себя в отношении и к себе самим и к своим предшественникам, то, допросив их, дознаемся от них самих, какую усмотрев несообразность, или на какое жалуясь речение в написанном, стали они непокорны Отцам и противятся вселенскому Собору? «Нам не нравятся, говорят они, речения: от сущности и единосущный, потому что они некоторых соблазнили и многих возмутили». Так говорили они в своих писаниях, но иной основательно возразит им так: если эти речения, сами по себе взятыя, служат для них причиною соблазна, то надлежало не некоторым только соблазняться и не многим возмущаться, но и нам и всем прочим разуметь их одинаково. Если же все охотно приемлют эти речения и написаны они не кем бы то ни было, но собравшимися из целой вселенной, и подтверждают их собравшиеся ныне в Аримине Епископы числом более четырех сот; то говорящие это вопреки Собору не вполне ли обличаются, что виновны не речения, но злоумие перетолковывающих оныя? Многие, с худою мыслию читая божественныя Писания, превратно разумея их, обвиняют Святых; таковы были тогдашние иудеи, неприявшие Господа, таковы же и нынешние иудеи, хулящие Закон; причиною для них были не Писания, но собственная их злонамеренность. Поэтому, если можете показать, что речения худы, то сделайте это, и пусть будет представлено основание доказательства, но не выставляйте в предлог соблазняющихся, чтобы с вами не было того-же, что и с тогдашними фарисеями. Ибо, когда выставляли они в предлог, что соблазняются учением Господа, сказал им Господь: всяк сад, егоже не насади Отец Мой небесный, искоренится (Матф. 15, 13). Говоря же это, показал, что не насаждаемые Им глаголы служили для фарисеев соблазном, но сами они соблазняли себя, с худою мыслию приемля, что сказано хорошо. Ибо и жаловавшиеся тогда на Послания Апостола, обвиняли не Павла, но свое невежество и превратное разумение.

34) Прилично спросить у них: скажите, кто, как выставляете вы в предлог, соблазняется и возмущается этими речениями? — Никто из благочестно верующих во Христа, потому что они подтверждают и зашищают эти речения. А если соблазняют и возмущают кого из ариан, — что удивительнаго, ежели неприятны им речения, низлагающия их ересь? Да и им причиняют они не соблазн, но скорбь, потому что служат какбы позорною надписью их нечестия. Посему, перестаньте роптать на Отцев и выставлять подобные предлоги; иначе, остается вам порицать и крест Господень, потому что и он, как сказал Апостол, иудеям соблазн, язычникам же безумие. Но как не худ крест, потому что нам верующим Христос Божия сила и Божия премудрость (1 Кор. 1, 23-24), хотя и безумствуют иудеи; так не худы и речения Отцев, напротив же того, полезны разумеющим их правильно, и служат к низложению всякаго злочестия, хотя бы ариане, осуждаемые ими, не раз терзались досадою.

Поэтому, когда по доказанному, невероятен выставляемый вами предлог, будто бы соблазняются этими речениями, скажите: почему не нравится вам речение: от сущности? Ибо прежде всего необходимо спросить: не пишете ли и вы, что Сын рожден от Отца? Если же, именуя Отца, или употребляя слово — Бог, означаете вы не сущность, и разумеете не самого Сущаго, каков Он по сущности, но означаете этими словами что-либо иное окрест Его, или еще и худшее (что да не будет мною и выговорено); то не надлежало вам писать, что Сын от Отца, скорее же, что Сын от того, что окрест Отца, или что в Нем, и таким образом, избегнув необходимости утверждать, что Бог есть истинно Отец, простое разумея сложным, и Бога представляя телесно, сделаться изобретателями новой хулы. А при таком разумении, по необходимости, и Слово и Сына признавать будете не за сущность, а только за имя, и представление свое ограничите уже одними именами, и что говорите, о том не будете верить, что оно есть, станете же думать, что сего нет.

35) Такая же дерзкая мысль свойственна более саддукеям и так-называемым у эллинов безбожникам. Посему скажете, что и тварь сия не есть создание самосущаго Бога, если слова: Отец и Бог означают не самую сущность Сущаго, но нечто иное, как вымышляете вы это. Но даже и представить это только в мыслях злочестиво и крайне неприлично. Если же слышим когда: Аз есмь Сый (Исх. 3, 14), и: в начале сотвори Бог небо и землю (Быт. 1, 1), и: слыши Израилю, Господь Бог Твой, Господь един есть (Втор. 6, 4), и: сице глаголет Господь Вседержитель (2 Цар. 7, 8); то разумеем не иное что, но самую простую, блаженную и непостижимую сущность Сущаго. Ибо, хотя и невозможно нам понять, что такое есть Божия сущность, однако мы, слыша слова: Отец, Бог, Вседержитель, понимаем, что не иное что этим означается, но самая сущность Сущаго. Вы сами сказали, что Сын от Бога, — следовательно сказали, что Он от сущности Отчей; прежде же вас Писания говорят, что Господь есть Сын Отца; а прежде Писаний сам Отец сказал: Сей есть Сын Мой возлюбленный (Матф. 3, 17), и Сын не что иное есть, как рождение от Отца; почему же кажется вам, будто бы Отцы нехорошо сказали, что Сын от Отчей сущности, разсуждая, что совершенно то-же значит, сказать ли: от Бога, или сказать: от сущности? Ибо все твари, хотя говорится о них, что получили бытие от Бога, не суть от Бога, как Сын; потому что по природе суть не рождения, но произведения. Сказано: в начале Бог, не родил, но сотвори небо и землю, и вся, яже в них (Быт. 1, 1; Псал. 145, 6); и: не раждаяй, но творяй Ангелы Своя духи, и слуги Своя пламень огненный (Пс. 103, 4). Если же Апостол сказал: един Бог, из Негоже вся (1 Кор. 8, 6); то говорит сие, не сопричисляя ко всему и Сына. Но поелику одни из эллинов думают, что тварь произошла случайно из сцепления атомов и сама собою составилась из частиц однородных, и не имеет Виновника, другие же полагают, что, хотя получила она бытие от Виновника, но не Словом; и каждый из еретиков, как хотел, вымышлял и баснословил о происхождении твари: то Апостол, по необходимости, сказал: от Бога, чтобы и Творца соделать ведомым, и показать, что создание всего зависело от Его изволения. Но тотчас присовокупляет: и един Господь Иисус Христос, Имже вся, чтобы исключить тем Сына из наименованнаго речением: вся. Ибо все именуемое Божиим произошло чрез Сына, и невозможно, чтобы сотворенное имело одно начало бытия с Зиждущим. Еще же Апостол научает сим, что сказанное здесь: от Бога, имеет значение относительно к тварям, и разумеется иначе, нежели когда сказуется о Сыне; потому что Сын есть рождение, а твари — произведения; посему, Сын есть собственное рождение сущности, а твари — создания Божия изволения.

36) И Собор, имея это в виду, и усмотрев разность в разумении, чтобы, при одинаковости выражения, не подумали иные, будто бы Сын сказуется от Бога в том-же смысле, как и тварь, написал яснее, что Сын от сущности. Ибо из сего познается преискренность Сына в отношении к Отцу; а если сказать просто: от Бога, то этим означается изволение Творящаго к созданию. Посему, если и сами они, имея ту-же мысль, написали, что Слово от Отца; то да не порицают Собор. А если, как написано о твари, так и о Сыне толкуют они речение: от Бога, то, взяв сказанное о твари, не надлежало им именовать Сына, чтобы не подать вида, будто бы к благочестию примешивают хулу; надлежало — или не сопричислять Господа к тварям, или не писать о Сыне, что недостойно Его и неприлично Ему. Ибо если Он Сын, то не тварь; а если тварь, то не Сын. При таком же разумении будут отрицать и святое крещение; потому что преподается оно во имя Отца и Сына, а не в Творца и тварь, как они думают.

Но говорят: «нет сего в Писании, и мы отвергаем эти речения, как взятыя не из Писания». Но и этот предлог их также безстыден. Если признают отметаемым все не из Писания взятое; то почему против такого множества не из Писаний взятых и выдуманных арианами речений, каковы: из не-сущих; Сын не был, пока не рожден; было, когда Он не был; Сын изменяем; Отец неизречен и невидим для Сына; Сын не знает даже Своей сущности, и что еще мудрствующий Арий изблевал в смешной и злочестивой своей Талии, не только не возражают они, но еще защищают эти речения, и ради их препираются с своими Отцами? В каком писании сами они нашли имена: несозданный, сущность, также и это: три суть ипостаси; Христос не есть истинный Бог; Он есть одна из ста овец; Премудрость Божия нерожденна и безначальна; много есть сил сотворенных, одна из них есть Христос? Или почему, во время так-называемых обновлений, Акакий и Евсевий, употребив не из Писания взятыя речения и назвав Перворожденнаго твари безразличным образом сущности, силы, воли и славы, ропщут на Отцев, что они упомянули речения, взятыя не из Писания, упомянули Слово — сущность? Им надлежало бы, или роптать на себя самих, или нимало не винить Отцев.

37) Если бы другие кто-либо выставляли в предлог речения Собора: то можно было бы подозревать в них или неведение или опасение. Нет слова о каппадокиянине Георгии, изгнанном из Александрии, как о человеке незаслужившем одобрения прежнею жизнию и вовсе не-христианине, но только лицемерно, по обстоятельствам, принявшем на себя это именование и почитавшем благочестие средством к обогащению. Почему, никто не вправе порицать его, что претыкается в касающемся до веры человек, который не знает, о чем говорит и что утверждает, но, по написанному, последует всякому, как обюродевший (Прит. 7, 22). Акакий же, Евдоксий и Патрофил, говоря это, не достойны ли всякаго осуждения? Ибо, сами написав, что взято не из Писания, и многократно допустив именование: сущность, как хорошее, особливо по случаю Евсевиева послания, обвиняют теперь прежде них бывших за употребление таковых речений. И сами, наименовав Сына Богом от Бога, живым Словом, безразличным образом Отчей сущности, винят никейских Отцев, наименовавшйх Сына рожденным от сущности, и единосущным Родшему. Но что удивительнаго, если вступают в спор с бывшими прежде них Отцами те, которые, противореча сами себе, нападают на сказанное ими же? Ибо во время так-называемых обновлений в Антиохии они внесли в свое исповедание, что Сын есть безразличный образ Отчей сущности, и утвердив клятвою, что так мудрствуют, а иначе мудрствующих предав анафеме, да и в Исаврии написав: «мы не удаляемся от соборно утвержденнаго исповедания веры, изложеннаго во время обновлений в Антиохии» (где было написано и именование: сущность); и какбы забыв об этом, чрез несколько времени, в той-же Исаврии написали противное, говоря: «мы отметаем речения — единосущный и подобосущный, как чуждыя Писаниям, и иземлем из употребления именование: сущность, как ненаходящееся в Писаниях.

38) Кто же признает таких людей даже христианами? Или, какая вера у тех, у кого ни слово, ни письмена не тверды, но все современем изменяется и превращается? Ибо, если не уклоняетесь вы, Акакий и Евдоксий, от исповедания веры, изложеннаго во время обновлений, а в сем исповедании написано, что Сын есть безразличный образ сущности, то почему же пишете в Исаврии: «отметаем речение: единосущный»? Если Сын неподобен Отцу по сущности; то как же Он есть безразличный образ сущности? Если же раскаеваетесь в том, что написали; безразличный образ сущности; то почему анафематствуете утверждающих, что Сын неподобен? Ибо, если не имеет подобия по сущности, то конечно неподобен; а неподобное не может быть образом. Если же принять утверждаемое вами; то уже видевший Сына не видел Отца по причине великаго между ними различия, лучше же сказать, совершеннаго неподобия у Одного с Другим. Неподобнаго нельзя называть подобным. Как же вы ухищряетесь неподобное называть подобным, и подобное представлять неподобным, и лицемерно говорить, что Сын Отчий образ? Если Сын неподобен Отцу по сущности, то образ недостаточен и неполон, и есть несовершенное сияние; как же читаете: в Том живет всяко исполнение Божества телесне (Кол. 2, 9), и: от исполнения Его мы вси прияхом (Иоан. 1, 16)? Почему арианина Аэтия извергаете как еретика, хотя сами говорите с ним одно? Друг он тебе, Акакий, а Евдоксию был учителем в таком нечестии, за которое Епископ Леонтий поставил его диаконом, чтобы именем диаконства пользуясь, как овчею одеждою, свободно мог он изрыгать хульныя речения.

39) Что же убедило вас впасть в противоречие самим себе и понести такой стыд? Но вы не можете сказать ничего благовиднаго; остается только думать, что во всем теперь лицемерите, и, притворяясь, вымышляете все ради Констанциева покровительства и чаемых оттого выгод. Вы не затрудняясь обвиняете Отцев, в предлог же выставляете просто речения, как взятыя не из Писания, и, по написанному, разлагаете голени всякому мимоходящему (Езек. 16, 25), готовы столько раз изменяться, сколько угодно будет тем, кто вас нанял и кормит.

Если кто произносит речения не из Писания взятыя, то это ничего не значит, пока держит он благочестную мысль. А еретик, хотя употребляет и из Писаний взятыя речения, при всем этом, как человек подозрительный и растленный умом, услышит от Духа: вскую ты поведаеши оправдания Моя, и восприемлеши завет Мой усты твоими (Псал. 49, 16)? Так диаволу, хотя говорил он из Писаний, Спаситель заградил уста. А блаженный Павел, хотя говорит заимствованное у внешних: Критяне присно лживи (Тит. 1, 12); сего бо и род есмы (Деян. 17, 28); тлят обычаи благи беседы злы (1 Кор. 15, 33), однако-же, как святый, содержит благочестную мысль, и, имея ум Христов, есть учитель языков в вере и истине, и что вещает, то говорит благочестно. Какая же вероятность в арианских речениях, которыми пред Спасителем отдается предпочтение гусенице и пругам, и которыми злословят Его ариане, говоря: «Ты некогда не был, сотворен, чужд по сущности Богу», и ничего не оставляют, чтобы всячески хулить Его сими речениями. Но что опущено Отцами к благохвалению Христову? Не у них ли высокое о Христе разумение, не у них ли христолюбивое благочестие? И однако-же еретики написали: «это мы отмещем»; а тех, укоризненных для Господа речений, держатся, и для всякаго делают явным, что не по иному чему вооружаются против того великаго Собора, но потому, что осудил он арианскую ересь. Поэтому, осуждают и речение — единосущный, сами толкуя его худо. А если бы право веровали, воистину исповедовали Отца Отцем, Сына преискренним Сыном, и веровали, что Он по естеству есть истинное Слово и Отчая Премудрость, и говоря, что Сын от Бога, говорили сие о Нем не в том смысле, в каком то-же говорится о тварях, но разумели, что Сын, как сияние от света, есть собственное рождение Отчей сущности; то не стал бы каждый из них винить Отцев, но смело утвердили бы они, что Собор написал хорошо, и что такова правая вера о Господе нашем Иисусе Христе.

40) Но скажут: «для нас неясен смысл таких речений». Ибо и это представляли они в предлог, говоря: «не можем понять объяснения сих речений, потому отмещем их». Но если бы в словах их была правда, то не должно было бы им говорить: отмещем сии речения; а надлежало бы потребовать, чтобы научили их знанию; иначе, должны отметать и то, чего не понимают в Божественных Писаниях, и винить написавших это. Но такая дерзость свойственна более еретикам, а не христианам. Чего не уразумеваем в словесах Божиих, того не отмещем, но ищем, кому открыл Господь, и их просим научить. Поелику же выставляют они в предлог неясность таковых речений, то пусть исповедуют сказанное прямо, и анафематствуют мудрствующих, что Сын из не-сущих, что Его не было, пока не рожден, что Слово Божие есть тварь и произведение, что Он изменяем по естеству и от иной ипостаси; и, одним словом, пусть анафематствуют арианскую ересь, изобретшую такое нечестие, и говорят уже не это: отмещем речения сии, но: не понимаем еще их, чтобы таким образом иметь им некоторый вероятный предлог — отказаться от них. А я очень знаю и уверен, и им самим это известно, что если исповедуют сие и предадут анафеме арианскую ересь, то не будут отрицаться и от тех соборных речений. Посему-то и Отцы, наименовав Сына рожденным от сущности, единосущным Отцу, немедленно присовокупили: а утверждающих сказанное выше и изобретенное арианскою ересию анафематствуем; чем хотели показать, что это сказано ими какбы в соответственность прежнему, и речения сии означают то-же самое. Кто исповедует те истины, тот, конечно, уразумеет и эти изречения; а которые не так мудрствуют и осуждают их, те во всем обличают себя христоборцами.

41) Для обличения вовсе отрицающихся Собора достаточно и сего немногаго; а с теми, которые принимают все прочее из написаннаго в Никеи, сомневаются же только в речении: единосущность, надобно обходиться не как со врагами, и мы не возстаем против них, как против ариан и противоборствующих Отцам, но разсуждаем как братья с братьями, имеющими ту-же с нами мысль, и только сомневающимися об именовании. Ибо исповедующие, что Сын от сущности Отчей и не от иной ипостаси, что Он не тварь и не произведение, но преискреннее по естеству рождение, и вечно соприсущ Отцу как Слово и Премудрость, недалеки и от того, чтобы принять это речение: единосущный. Таков Василий Анкирский, писавший о вере. Ибо наименовать Сына только подобным по сущности не означает непременно, что Он от сущности; каковым речением, как они сами сказали, всего лучше означается преискренность Сына в отношении к Отцу. Олово подобно только серебру, и волк подобен псу, и златовидная медь подобна истинному золоту; но олово не из серебра, и волк не почитается сыном пса. Поелику же они сказали о Сыне, что Он и от сущности и подобосущен; то иное ли что означают этими речениями, как не то-же, что Он единосущен? Как называющий подобосущным не дает еще разуметь, что непременно и бытие от сущности; так называющий единосущным означает то и другое понятие — и подобосущия и бытия от сущности. И возставая также против утверждающих, что Слово есть тварь, и несоглашающихся, что Оно есть преискренний Сын, сами они заимствовали доводы свои против них из видимых у людей примеров отца и сына, за исключением того, что Бог не то-же, что и человек, и рождение Сына не таково же, как и рождение человеческое, но должно быть представляемо нами, как прилично сие Богу. Ибо Отца наименовали источником Премудрости и жизни, и Сына сиянием вечнаго Света и порождением Источника, говорящим о Себе: Аз есмь живот (Иоан. 14, 6), и: Аз Премудрость вселих совет (Прит. 8, 12). Но сияние Света, порождение Источнкка, Сына от Отца, как приличнее наименовать, не единосущным ли? Или, поелику человеческия порождения единосущны; то потребна осторожность, чтобы, назвав Сына единосущным, не подать мысли, будто бы Он то-же, что и рождение человеческое? Да не будет сего! такая мысль не имеет здесь места. Дать решение на это не трудно; потому что Сын есть Отчее Слово и Отчая Премудрость, а из сего познается безстрастие и неделимость в рождении от Отца, ибо слово и у людей не есть их часть, и исходит у них не с страданием; а тем паче должно сказать это о Слове Божием, о Котором Отец возвестил, что Слово есть Сын Его, чтобы иной, слыша одно именование Слова, не почел Его таким же, каково есть неосушествленное челореческое слово, но слыша, что Оно есть Сын, познавал, что Оно есть Слово живое и осуществленная Премудрость.

42) Потом, как, именуя Слово Божие рождением, представляем сие не по-человечески, и, признавая Бога Отцем, не усвояем себе о Нем какого-либо телеснаго понятия, напротив того, слыша сии уподобления и таковыя речения, приличным образом разумеем их о Боге, потому что Бог не яко человек; так, слыша речение: единосущный, должны мы возвыситься над всяким чувственным представлением, и, по слову Притчей, разумно разумевать предлагаемая нам (Прит. 23, 1), а потому знать, что не в изволении, но истинно есть преискренний Сын от Отца, как жизнь из Источника и сияние от Света. Иначе, почему же речения: рождение и Сын — понимаем нетелесно, а речение: единосущный — будем понимать как о телах, тем более, что сказуемыя сии прилагаются не к разным лицам, но о ком сказуется: рождение, о Том же сказуется и: единосущный? В отношении к Спасителю прилично сохранять одинаковое разумение обоих речений, и не должно объяснять одно речение: рождение — в добром смысле, другое же: единосущный — иначе; ибо в таком случае вам, называющим Сына Отчим Словом и Отчею Премудростию,. следовало бы иметь различное понятие о сих именованиях, и иначе понимать Слово, иначе же Премудрость. Но как это ни с чем несообразно, потому что Сын есть Отчее Слово и Отчая Премудрость, и Рождение от Отца едино и собственно Его сущности: так один смысл речений: рождение и единосущный, и признающий Сына рождением признает Его и единосущным.

43) Этим достаточно показывается, что разумение сих возлюбленных нечуждо и недалеко от понятия о единосущии. Но поелику, как они говорят (послания же у себя не имею), Епископы, осудившие Самосатскаго, написали, что Сын не единосущен Отцу, а потому и они, уважая и чтя сказавших это, не приемлют сии речения; то хорошо будет и об этом вместе с ними разсудить благочестно. Ибо неприлично было бы возставлять их против тех Епископов; потому что все они Отцы; а также неблагочестно произносить суд, что одни сказали хорошо, а другие худо, потому что все они почили о Христе. Нет надобности усильно спорить и сличать число собиравшихся, чтобы не показалось, будто бы число триста затмевает собою меньшее число, а также и принимать в разсчет время, чтобы не показалось, будто бы предшествовавшие уничтожают собою бывших после; потому что, по сказанному выше, все они Отцы, впрочем те триста Отцев написали не новое какое-либо мудрование и, не сами на себя положившись, стали защищать речения, не из Писания взятыя, но воспользовались ими, быв побуждены к тому Отцами же. Ибо задолго прежде, нежели семьдесят Отцев низложили Самосатскаго, были два Дионисия, один Епископ Рима, а другой Александрии. И поелику некоторые жаловались Епископу римскому на Епископа александрийскаго, будто бы Он Сына называет тварию, а не единосущным Отцу, то Собор римский вознегодовал, римский же Епископ письменно сообщает общее всех мнение одноименному с ним Епископу, а сей, уже оправдываясь, сочиняет книгу под наименованием: обличение и оправдание, и пишет к римскому Епископу следующее:

44) «Писал я и в другом письме, что ложно возводили на меня, будто бы утверждаю, что Христос не единосущен Богу. Хотя и говорю, что сего слова не нашел и не читал я нигде в Священных Писаниях, однако-же последующие мои доводы, о которых умолчали они, не разногласят с этою мыслию; ибо представил я в пример рождение человеческое, которое, как известно, бывает однородно, без сомнения заметив, что родители инаковы только с детьми, потому что дети не они сами, или необходимо было бы не быть ни родителям, ни детям. Письма сего, как сказал уже я, по обстоятельствам доставить не могу. Но если бы мог, то прислал бы самыя употребленныя тогда речения, лучше же сказать, список со всего письма, что и сделаю, как-скоро буду иметь возможность. Но знаю и помню, что представлены мною многия подобия вещей сродных. Ибо говорил я, что и растение, взошедшее от семени или от корня, инаково с тем, от чего оно произрасло, но, без сомнения, с ним однородно; и река, текущая из источника, получает другой вид и имя; потому что источник не называется рекою, ни река — источником, между-тем существуют и река и источник, и источник есть какбы Отец, а река — раждаемое от источника». Так сказал Епископ.

45) Посему, если порицает кто Отцев, сошедшихся в Никеи: будто бы сказали они вопреки определениям прежде-бывших; то, по справедливости, должен он порицать и сих семьдесят, потому что не соблюли определеннаго прежде них бывшими, — прежде же их были Дионисии и Епископы, собиравшиеся тогда в Риме. Но противно справедливости обвинять тех и других; потому что все они защищали веру Христову, и все ревностно подвизались против еретиков, и одни осудили Самосатскаго, а другие арианскую ересь. Как те, так и другие правильно и хорошо написали, относительно к предположенной ими цели. И как блаженный Апостол в Послании к Римлянам сказал: закон духовен есть (Рим. 7, 14), и: закон свят, и заповедь свята и праведна и блага (Рим. 7, 12), а немного ниже: немощное бо закона, в немже немощствоваше (Рим. 8, 3); и к Евреям написал: ничтоже совершил закон (Евр. 7, 19); и к Галатам: в законе никтоже оправдается (Гал. 3, 11); к Тимофею же: яко добр закон есть, аще кто его законно творит (1 Тим. 1, 8), и никто не винит святаго, будто бы написал он противоречащее и несогласное между собою, напротив же того, всякий скорее подивится, что он в каждом Послании соображался, к кому писал, чтобы римляне и другие научились от буквы обращаться к духу, а евреи и галаты вразумились, и возлагали надежду не на закон, но на Господа, давшаго закон. Так, если и Отцы обоих Соборов различно отозвались о речении: единосущный, то нам не надлежит совершенно не соглашаться с ними, но должно вникнуть в их мысль, и тогда, без сомнения, усмотрим единомыслие обоих Соборов. Ибо низложившие Самосатскаго речение «единосущный» понимают телесно, потому что Павел хотел употребить хитрость и говорил: «если Христос не из человека сделался Богом и, следовательно, единосущен Отцу, то необходимо быть трем сущностям, одной первоначальной, и двум от нея происшедшим»; а по сему самому справедливо опасаясь такого лжеумствования, составленнаго Самосатским, сказали, что Христос не единосущен; ибо Сын не так относится к Отцу, как представлял Самосатский. Предавшие же анаееме арианскую ересь — усмотрев хитрость Павлову, и разсудив, что речение «единосущный» не то значит в разсуждении существ безплотных и особенно в отношении к Богу, зная же, что Слово — не тварь, но Рождение от сущности, что сущность Отчая есть начало, корень и источник Сына, что Сын есть самое истинное подобие Родшаго, не может, как иноестественный, подобно нам, быть отлучаем от Отца, но, как сущий от Отца Сын, неотделен от Него, как и сияние от света; имея же пред собою представленныя Дионисием подобия источника, и его оправдание касательно слова: единосущный, а сверх сего ясныя слова Спасителя: Аз и Отец едино есма (Иоан. 10, 30), и: видевый Мене, виде Отца (Иоан. 14, 9) — посему и сами справедливо наименовали Сына Единосущным. И как, по сказанному выше, никто не станет обвинять Апостола, если Он иное написал о законе римлянам, а иное евреям; так и ныне живущие Отцы не будут винить прежних, имея в виду их толкование, ни прежние не станут укорять после них бывших, обращая внимание на их толкование и на ту нужду, по которой так написали о Господе. Ибо каждый Собор имеет основательную причину, по которой одни сказали так, а другие иначе. Поелику Самосатский думал, что Сына не было прежде Марии, но от Нея получил Он начало бытия, то собравшиеся тогда Самосатскаго низложили и объявили еретиком; о Божестве же Сына написав проще, не углубились в точное значение слова: единосущный, но как понимали его, так и сказали о слове: единосущный. Особенную же заботу имели о том, чтобы низложить выдуманное Самосатским и доказать, что Сын прежде всего, что не из человека стал Он Богом, но, будучи Богом, приял на себя зрак раба, и, будучи Словом, соделался плотию, как сказал Иоанн. Так было поступлено в опровержение хулы Павловой. Поелику же последователи Евсевия и Ария, хотя говорили, что Сын прежде времен, однако-же учили, что Он сотворен и есть одна из тварей, и выражение: от Бога — принимали не как о преискреннем Сыне от Отца, утверждали же, что как твари от Бога, так и о Сыне сие сказано, и единство подобия Сына со Отцем поставляли не в сущности и не в естестве, как бывает сын подобен отцу, но в согласии определений и учения; даже совершенно отделяли и отсекали сушность Сына от Отца, примышляя для Сына иное начало бытия, кроме Отца, и низводя Сына в число тварей: то собравшиеся в Никеи Отцы, усмотрев коварство так мудрствующих, и извлекши понятие из Писаний, и выразившись яснее, изрекли: единосущие, чтобы истинно была познаваема из сего преискренность Сына и твари не имели ничего с Ним общаго. Точность этого речения обличает лицемерие еретиков, если употребят они выражение: от Бога, и низлагает все убеждения, которыми увлекают они людей простых. Они в состоянии все запутать своими лжеумствованиями и перетолковать, как хотят, боятся же сего одного речения, как обличающаго их ересь, и Отцы написали его, как ограждение против всякаго нечестиваго их вымысла.

46) Посему, да прекратится всякий спор, и не будем более препираться, если Соборы различно принимали речение: единосущный. К оправданию в этом имеем основательныя причины, как сказанныя выше, так и следующую: речение «нерожденный» узнали мы не из Писаний (Писания нигде не называют Бога нерожденным). Но поелику многие из знаменитых употребляли это наименование; то разыскав любознательно, находим, что и оно имеет различныя значения. Одни называют нерожденным, что существуеть, но не рождено и вовсе не имеет виновника, а другие, что не сотворено. А посему, как по этим значениям слова, если кто, имея в виду первое значение, то-есть, что нерожденное не имеет виновника, сказал, что Сын не есть нерожденный, то он не может обвинять другого, видя, что тот, имея в виду другое значение нерожденнаго — быть не произведением и не тварию, но вечным рождением, называет Сына нерожденным; потому что тот и другой, имея в виду свою цель, выразились хорошо: так, если одни из Отцев о Единосущном сказали одно, а другие другое, не будем спорить, но сказанное ими приймем благочестно, потому что они более всего заботились о благочестии.

47) Так Игнатий, после Апостолов поставленный Епископом в Антиохии и соделавшийся мучеником Христовым, пиша о Господе, сказал: «един есть Врач телесный и духовный, созданный и несозданный, в человеке Бог, в смерти истинная жизнь, и от Марии и от Бога». После Игнатия некоторые учители также пишут: «одно несозданное — Отец, и един от Него преискренний Сын, истинное рождение Отчее, Слово и Премудрость». Поэтому, если идем мы и против сих, то будем препираться и с Соборами. Если же, зная их веру во Христа, убеждены, что блаженный Игнатий написал правильно, называя Его созданным по плоти, потому что Христос плоть бысть, а несозданным потому, что Он не в числе произведений и тварей, но есть Сын от Отца; де неизвестно же нам, что и назвавшие Отца единым несозданным написали так, утверждая сим не то, что Слово создано и есть произведение, но что Отец не имеет виновника, или лучше сказать, что Он есть Отец Премудрости, и все созданное сотворил Премудростию: то почему же не признаем равно благочестивыми Отцев — и низложивших Самосатскаго и предавших позору арианскую ересь, и вводим между ними разделение, а не паче разсуждаем о них правильно? Одни, как сказал я, имея в мысли лжеумствование Самосатскаго и его толкование, написали, что Сын не единосущен; другие, хорошо уразумев, сказали, что Сын единосущен. И я, так разсуждая о мудрствующих благочестно о Христе, написал это кратко. А если бы можно было иметь в руках послание, которое, как говорят, написано ими; то, думаю, нашлись бы многие предлоги, по которым блаженные Отцы принуждены были писать так. Нам же должно и прилично так разсуждать и хранить такую благую совесть пред Отцами, если мы еще не переродились, но содержим их предания и их благочестивое учение.

48) Пусть же будет сказано и с верою принято таковое разумение Отцев. — Теперь снова изследуем с ними дело кротко и с благою совестью, удержав в памяти сказанное выше. Посмотрим, не окажется ли, что Епископы, собравшиеся в Никеи, действительно разсуждали хорошо? Ежели Слово есть произведение и чуждо Отчей сущности, и потому — отлучено от Отца самою иноестественностию; то будет Оно не единосущно Отцу, скорее же, однородно по естеству с тварями, хотя и превосходит их по благодати. Если же исповедуем, что Слово не произведение, но преискреннее Рождение от Отчей сущности; то будет следовать, что Оно неотлучно от Отца, будучи, по рождению от Него, с Ним единоестественно. А если Оно таково, то справедливо наименовать Его и единосущным. Притом, если Сын есть Сын не по причастию, но по сущности Отчее Слово и Отчая Премудрость, самая же сущность есть рождение Отчей сущности и ея подобие, как сияние есть подобие света, а Сын говорит: Аз и Отец едино есма (Иоан. 10, 30), и: вибевый Мене, виде Отца (Иоан. 14, 9); то как должно разуметь эти изречения? Или в каком смысле приемля их, сохраним мысль, что Отец и Сын едино? Итак, если Они едино по согласию определений и по тому, что Сын не разногласит с Отцем, как говорят ариане, то такой смысл худ. Ибо и Святые, еще более Ангелы и Архангелы, имеют такое же согласие с Богом, и нет у них никакого разногласия, потому что вошедший в разногласие диавол виден был падшим с небес, как сказал Господь. Посему, если Сын и Отец едино по согласию, то едино с Богом и твари, пребывающия с Ним в согласии, и каждая может сказать: аз и Отец едино есма! Если же это ни с чем несообразно (как и подлинно несообразно); то необходимо уже представлять себе единство Сына и Отца в самой сущности. Твари, хотя имеют согласие с Сотворшим, но имеют его в движении, в причастии, в уме, и несоблюдший сего согласия низвергается с небес. Поелику же Сын есть Рождение от сущности; то Он и родший Его Отец суть едино по сущности.

49) Посему-то Сын, по ясным изречениям, имеет и равенство со Отцем, и что сказуется об Отце, то самое сказуют Писания и о Сыне, исключая одно наименование Отцем. Ибо сам Сын сказал: вся, елика имать Отец, Моя суть (Иоан. 16, 15), и Отцу сказал: Моя вся Твоя суть, и Твоя Моя (Иоан. 17, 10). Таковы именования: Бог: Бог бе Слово (Иоан. 1, 1); Вседержитель: сия глаголет Сый, и Иже бе и грядый Вседержитель (Апок. 1, 8). Так сказуется, что Он свет: Аз есмь, говорит, свет (Иоан. 8, 12); зиждительная Вина всего: вся Тем быша (Иоан. 1, 3), и: что вижу творящаго Отца, то и Я творю (Иоан. 5, 19); вечен: присносущная сила Его и Божество (Рим. 1, 20), и: в начале бе Слово (Иоан. 1, 1), и: бе Свет истинный, иже просвещает всякаго человека, грядуицаго в мгр (Иоан. 1, 9); Господь: одожди Господь жупел и огнь от Господа (Быт. 19, 24). И Отец говорит: Аз Господь (Мал. 3, 6), и: сице глаголет Господь Бог Вседержитель (2 Цар. 7, 8); о Сыне же говорит Павел: един Господь Иисус Христос, Имже вся (1 Кор. 8, 6). Отцу служат Ангелы, и Сыну воздается ими поклонение: и да поклонятся Ему вси Ангели Божии (Евр. 1, 6); о Нем сказуется, что Он — Господь Ангелов: и Ангелы служаху Ему (Матф. 4, 11), и: послет Сын человеческий Ангелы Своя (Матф. 24, 31); что Ему воздается почитание, как Отцу; ибо говорит: да чтут Сына, якоже чтут Отца (Иоан. 5, 23); что Он равен Богу: не восхищением непщева равен быти Богу (Флп. 2, 6); что Он Истина от Истиннаго, Жизнь от Живаго; действительно от Отца, как от источника; что Сын животворит и воскрешает мертвых, как и Отец; ибо так написано в Евангелии. И об Отце написано: Господь Бог твой Господь един есть (Втор. 6, 4), и: Бог богов, Господь глагола, и призва землю (Псал. 49, 1); а о Сыне: Бог Господь, и явися нам (Псал. 117, 27), и: явится Бог богов в Сионе (Псал. 83, 8). И еще о Боге говорит Исаия: кто Бог, якоже Ты, отемляй беззакония и оставляяй нечестия (Мих. 7, 18)? А Сын кому хотел, говорил: отпущаются ти греси твои (Матф. 9, 5), и когда иудеи возроптали, самым делом доказал, что отпущены грехи, сказав разслабленному: востани, возми одр твой, и иди в дом твой (Матф. 9, 8). Павел сказал о Боге: Царю вековь (1 Тим. 1, 17), а Давид воспел о Сыне: возмите врата князи ваша, и возмитеся врата вечная, и внидет Царь славы (Псал. 23, 7); и Даниил слышал: царство Его царство вечное (Дан. 3, 100), и: царство Его не разсыплется (Дан. 7, 14). И вообще, что найдешь сказанным об Отце, то найдешь сказанным и о Сыне, исключая одно, как замечено, что Он не есть Отец.

50) А если кто, по причине равенства сказуемых, представит в мысли иное начало и иного Отца; то мысль сия безумна. Если же потому, что Сын от Отца, все принадлежащее Отцу принадлежит и Сыну, как образу и подобию; то разсудим спокойно: ужели удобоприемлема для сего сущность чуждая сущности Отчей, и ужели таковый Сын иноестествен и иносущен, а не единосущен Отцу? Опасно, чтобы собственное Отцу перенося на неподобосущное Ему, и изображая Божество Отца в инородном и иносущном, не ввести нам иную чуждую сущность, удобоприемлющую в себя отличительныя свойства первой сущности, и не быть постыжденными самим Богом, сказавшим: славы Моея иному не дам (Ис. 42, 8), не оказаться покланяющимися чуждому и не подпасть суду, что мы таковы же, как и тогдашние иудеи, которые сказали: почему Ты, человек сый, твориши Себе Бога (Иоан. 10, 33), и свойственное Духу приписывая иному, хулили, говоря: о веелзевуле изгонит бесы (Лук. 11, 15). Если же это неприлично, то явно, что Сын не неподобосущен Отцу, но единосущен Ему. Ибо, если принадлежащее Отцу естественно принадлежит Сыну, и сам Сын от Отца, и по такому единству Божества и естества Он и Отец едино суть, и видевый Сына виде Отца; то справедливо от Отцев наименован Он единосущным; потому что иносущному невозможно иметь сего.

51) И еще: если, как сказали мы прежде, Он не по причастию Сын, но, как все сотворенное имеет от Бога благодать по причастию, так Он есть Отчая Премудрость и Слово, и Его все причастно; то явно, что Он, Который есть боготворящая и просвещающая Отчая Сила, и Которым все обожается и оживотворяется, не иносущен, но единосущен Отцу. Ибо, Его приобщаясь, делаемся мы причастниками Отца; потому что Он есть собственное Отчее Слово. Почему, если бы и Он был Сыном по причастию, а не самосущим Божеством и образом Отца, то не обожал бы, будучи Сам обожаем. Ибо имеющему по причастию невозможно передавать сие причастие другим; потому что не ему принадлежит, что имеет, но Давшему, и что приял он, то приял как едва для него самого достаточную благодать.

Впрочем, изследуем до подлинности и причину, по которой некоторые, как говорят, отвергаюг речение: единосущный, — не окажется ли из нея всего скорее, что Сын единосущен Отцу? Говорят: «не надобно, как вы написали, именовать Сына единосущным Отцу, потому что именующий единосущным именует три сущности: некую первоначальную сущность и две происшедшия от нея, которыя единосущны»; и присовокупляют: «если Сын единосущен Отцу, то необходима сущность, которая была бы первоначально, и от которой бы Они родились; и тогда не будут один Отцем, а другой — Сыном, но Оба соделаются братьями». Хотя это языческия толкования, и нам нет необходимости заимствоваться у язычников; однако-же разсмотрим: единосущные, происшедшие от предполагаемой сущности и называемые братьями, сами ли с собою единосущны, или с тою сущностию, от которой они рождены? Если единосущны сами с собою, то иносущны с родшею их сущностию и неподобны ей; потому что, единосущному противополагается иносущное. Если же каждый из рожденных единосущен с родшею их сущностию; то явно, что рожденное кем-либо единосущно родшему, и нет нужды искать трех сущностей, а нужно только изыскать, действительно ли одно от другаго. Если и нет двух братьев, но только один рожден от той сущности; то нельзя рожденнаго назвать иносущным, потому что нет другаго, но, будучи единственным, будет он единосущен родшему. Ибо что скажем о дочери Иеффаевой, потому что была она единородна: и не бе ему, сказано об Иеффае, сына или другия дщере (Суд. 11, 34), и о сыне вдовицы, котораго воскресил Господь из мертвых; потому что и он не имел брата, но был единороден (Лук. 7, 12)? Ужели каждый из них не был единосущен родившему? Конечно, были; потому что были они дети, а детям в отношении к родителям свойственно это. Так и Отцы, сказав, что Сын Божий от сущности, справедливо наименовали Его и единосущным; ибо сию значимость имеет и сияние в отношении к свету. А еретикам следует утверждать, что и тварь произошла не из ничего; потому что страдательно раждаюшие люди производят что-либо из готоваго вещества, а иначе ничего не могут сделать. Но если о Боге представляем, что творит Он не по-человечески, то тем паче прилично представлять о Боге, что и раждает не по-человечески, и речение «единосущный» должно понимать не телесно. Устранясь же от созданных вещей, и оставив долу человеческия подобия и вообще все чувственное, востечем к Отцу, чтобы, как ни есть, неприметным образом не отъять Сына у Отца и не приложить Его к тварям.

52) И с другой стороны, если, исповедуя Отца и Сына, именуем два какия-либо начала или двух Богов, как Маркион и Валентин, или утверждаем, что Сын имеет иной какой-либо вид Божества, и что Сын, хотя рожден от Отца, но не есть Его образ и начертание: то пусть будет неподобен; потому что таковыя сущности по всему одна другой чужды. Но мы знаем единое и единственное Божество Отца, знаем, что Сын Его есть Слово и Премудрость, и веруя так, не именуем двух Богов, единство же Сына со Отцем представляем себе не в подобии учения, но в сущности и в самой истине; а посему не именуем двух Богов, говорим же, что, подобно свету и сиянию, един Бог и един Вид Божества. Он-то являлся патриарху Иакову, и Писание говорит: возсия же ему солнце, егда прейде Вид Божий (Быт. 32, 31). Его созерцая, и разумея, Чей Он Сын и Образ, Святые Пророки говорили: бысть Слово Господне ко мне (Ис. 38, 4; Иерем. 1, 4. 11; 2, 1 и др.); зная же, что в Нем созерцается и открывается Отец, осмеливались говорить: явился мне Бог отцев наших, Бог Авраамов, Исааков и Иаковлев (Исх. 3, 16). Если же это так, то почему же Единаго сущаго у Отца и являющагося таким же, каков Отец, убоимся, по подобию и единству Божества, именовать единосущным? Ибо если, как неоднократно было сказано, Он не имеет свойства Отчей сущности, ни подобия как Сын, то опасение справедливо. Если же Он есть то, что всего свойственнее Отцу, Сила просвещающая и зиждительная, и без Него Отец не созидает и не познается, все Им и о Нем состоится; то почему, разумея самую истину, отречемся произнести речение, ее означающее? Ибо что столько единоестественно Отцу, как единосущное Ему? Бог не чужаго приял сына, как имеющий нужду в помощнике, и твари не равночестны Творцу, почему можно было бы чтить их так-же, как и Его, или подумать, что оне и Отец едино суть. Или, пусть осмелится кто разделить и сказать, что солнце и сияние — два света, или, что есть у них иная какая-либо сущность, или, что сияние случайно, и оно не есть простое и чистое порождение солнца, а потому солнце и сияние — две вещи, свет же, как рождение солнца, один. А поелику таково и даже нераздельно со Отцем естество Сына и Божество у Сына не случайно, но Отчее Божество в Сыне, а потому, кто видел Сына, тот видит в Нем Отца; то почему же таковаго Сына не наименовать единосущным?

53) Хотя и сего достаточно, чтобы убедить вас — не обвинять сказавших, что Сын единосущен Отцу; впрочем, изследуем само в себе взятое речение: единосущный, чтобы знать, настоит ли совершенная нужда в сем речении: единосущный, есть ли это самое собственное речение, и прилично ли сказуется оно о Сыне? Ибо и вы знаете, и никто не будет сомневаться, что подобное сказуется подобным в отношении не к сущностям, но к внешнему виду и к качествам, о сущностях же должно быть сказуемо не подобие, но тождество. Человек сказуется подобным человеку не по сущности, но по внешнему виду и чертам лица, по сущности же они единоестественны. И еще, не говорится: человек неподобен псу, но: иноестествен с ним. Следовательно, единоестественное и единосущно, а иноестественное и иносущно. Посему, кто называет что-нибудь по сущности подобным, тот называет это подобным по причастию; потому что подобие есть качество, которое может привзойти к сущности: а это свойственно тварям; твари по причастию уподобляются Богу; ибо сказано: егда явится, подобни Ему будем (1 Иоан. 3, 2), то-есть, подобны не сущностию, но сыновством, котораго приобщились от Него. Итак, если и Сыном именуется по причастию, то пусть называется у вас подобосущным; но называемый так, Он уже не Истина, и вовсе не Свет, не Бог по естеству. Ибо подобныя по причастию не по самой истине называются подобными, но по подобию истине, так-что от причастников приобщение может отойти и быть отнято. И это опять свойственно тварям и произведениям. А следовательно, если это ни с чем не сообразно; то Он не по причастию, но по естеству и по истине есть Сын, Свет, Премудрость, Бог; будучи же сим по естеству, а не по причастию, в собственном смысле должен быть называем не подобосущным, но единосущным, чего никто о других не скажет. Ибо доказано, что подобие сказуется не о сущностях. Не безразсудно ли же прилагать к Сыну с трудом к Нему прилагаемое, а не именовать паче Единосущным?

54) Посему-то Собор Никейский прекрасно написал, как и прилично было сказать, что Сын, рожденный от сущности Отчей, Единосущен. Сему и мы научившись не будем сражаться с тению, особливо же зная, что так исповедывали веру написавшие это с намерением — не истину перетолковать, но защитить истину и благочестивую веру, уничтожить же арианския хулы на Сына. Ибо должно не терять из виду и в точности выразуметь, что, именуя неподобосущным и иносущным, означаем не истиннаго Сына, но одно из произведений, и Сына по присвоению, усыновленнаго, чего и хотят еретики; именуя же безспорно единосущным, означаем преискренняго Сына, рожденнаго от Отца, хотя бы христоборцы и не раз терзались от досады.

Сие-то, что и сам я дознал, и что слышал в беседе мужей благоразумных, написал я вкратце. А вы, пребывая на основании Апостолов, содержа предания Отцев, молитесь, чтобы прекратились, наконец, всякия распри и зависть, осуждены были буии вопросы еретиков и всякое словопрение, уничтожена была и злоименная и человекоубийственная ересь ариан, возсияла же в сердцах у всех истина, и чтобы все повсюду одно говорили и одно мудрствовали, и, когда не останется уже никаких арианских хулений, во всей Церкви было возглашаемо и исповедуемо: един Господь, едина вера, едино крещение (Ефес. 4, 5) во Христе Иисусе Господе нашем; Им Отцу слава и держава во веки веков! Аминь.

55) После того, кад раписал я о Соборах, узнал, что злочестивейший Констанций писал к Епископам, пребывавшим в Аримине, и постарался достать список у присных братий и послать вам с ответом Епископов, чтобы знали вы и злочестивое ухищрение Царя, и твердость и непреклонность Епископов во мнении об истине.
 

Послание в переводе.

Констанций победитель и торжествующий Август всем Епископам, собравшимся в Аримине.

Что всегда имели мы особенное попечение о божествеином и достопокланяемом законе, не безизвестно это и вашей доброте. Но ныне не могли пока видеть посланных от вашего благоразумия двадцати Епископов, принявших на себя ваши поручения; потому что заставил нас поспешать необходимый поход против варваров; а как сами знаете, заняться делом, касающимся до божественнаго закона, потребна душа чистая от всяких забот. Посему, приказали мы Епископам ожидать нашего возвращения в Адрианополе, чтобы, когда все общественныя дела устроятся хорошо, могли мы уже выслушать и разсудить, о чем нам доложат. Да не покажется же тягостным вашей твердости ожидать их возвращения, чтобы, когда они возвратятся и принесут вам ответы наши, могли вы привести к окончанию, что служит к пользе вселенской Церкви.

Епископы получили это с тремя посланными.
 

Ответ Епископов.

Получили мы письмо твоего человеколюбия, Государь, боголюбивейший Царь, в котором содержится, что, по настоянию общественных дел, не было тебе возможности видеть посланных нами; и ты повелеваешь нам ожидать их возвращения, пока благочестие твое не узнает от них, что определили мы, следуя предкам нашим. Но и теперь письмом сим извещаем и подтверждаем, что никак не отступим от своего решения; это самое поручили мы доказать и посланным нами. Посему просим, — с спокойным взором прикажи прочитать написанное теперь нашею мерностию, а также прими благосклонно и то, что мы поручили передать нашим послам. Да усмотрит кротость твоя вместе с нами и то, какая теперь скорбь и какое сетование, что в твои счастливейшия времена столько церквей не имеют Епископов. И посему, еще просим твое человеколюбие, Государь, боголюбивейший Царь, прикажи нам, если будет угодно твоему благочестию, до наступления суровой зимы возвратиться к своим церквам, чтобы могли мы совершать вместе с народом о царстве твоем обычныя молитвы Вседержителю Богу, Владыке и Спасителю нашему Христу, Сыну Его единородному, как и всегда делали, и ныне творим, не преставая молиться.