Христианская   библиотека 
Главная Именной указатель Систематический указатель Хронологический указатель Книги в архивах
 

Архиепископ Херсонский Иннокентий (Борисов)

Чтение евангельских сказаний об обстоятельствах земной жизни Иисуса Христа, до вступления Его в открытое служение спасению рода человеческого

8. Поклонение пастырей родившемуся Христу

Первое благовестие об этом было пастырям. Пастырие беху в тойже стране (по преданию за полчаса от Вифлеема) бдяще и стрегуще стражу нощную (Лк.2:8), — стоящие на страже попеременно. Пастыри, подобно воинам, сменяются на страже. О стаде своем, а не о чужом (пекутся — ред.), ибо они были не наемники. Спрашивают: «Как в декабре они могли пасти стадо? Тогда должна быть зима, особенно в нагорной стране». Это обстоятельство для некоторых критиков показалось так важным, что рождество Иисуса Христа они решились перенести на другой месяц. Но это возражение есть следствие намеренного или ненамеренного незнания топографии Иудейской. Там в декабре иногда может быть теплее, а иногда холоднее; иногда и снега не бывает, и бывает трава большая. В марте иногда там поспевает жатва. Притом пастырей Палестинских нельзя сравнивать с пастырями стад других стран. Они могли пасти стада свои и тогда, когда другие не думали о том. Так, например, наши пастухи сибирские или таврические выгоняют стада свои пасти и тогда, когда уже бывает снег, в надежде, что скот все-таки соберет что-нибудь. Притом в Палестине на зиму не запасаются кормом для скота. Что же произошло с этими пастырями?

Ангел Господень ста в них (Лк.2:9), то есть очутился посреде их. Слава Господня осия их, то есть осиял свет как бы от славы Господней, окружающей престол Господень; свет чистый, кроткий, Божественный. И явление света посреди ночи в человеке простом может произвести страх; но явление Ангела, как бы ни было кротко, не могло не поразить их страхом.

Не бойтеся (Лк.2:10). Ангел успокаивает пастырей так, как некогда успокаивал Захарию, и как бы так говорил: «Вам нечего страшиться, я возвещаю вам радость велию, которая будет всем людям», то есть можно разуметь — всему народу Иудейскому, но в уме Ангела, вероятно, была мысль о всем роде человеческом.

Родися (Лк.2:11), то есть во Вифлееме, который был один город Давидов и который пастырям был совершенно известен. Одно имя Мессии долженствовало быть крайне радостно для пастырей. Палестина в то время и жила одной этой надеждой; особенно это было отрадно для бедных, каковы были пастыри. Богатые, конечно, не так могли дорожить этим.

Се вам знамение: обрящете Младенца повита, лежаща в яслех (Лк.2:12). А почему Ангел не говорит: «Идите»? Сими словами он как бы намекает на то, что они должны идти и сами. Пастыри не могли не поспешить узреть родившегося Спасителя. Знамение, — но не говорит где. Пастыри могли предполагать, что это в гостинице. Но что за знамение для пастырей? Благовествуется им радость велия, а знамение этого — Младенец в яслех. Такому знамению можно бы и не поверить. Но пастыри были выше сего неверия. Без сомнения, им открыта была эта тайна; они приглашены были Ангелом для поклонения Мессии не напрасно, значит, они заслужили это своей верой и чистотой жизни. Предание говорит, что их было три, и они были достойнее других, бывших с ними на страже нощной. Знамение это дается им для испытания их веры.

И внезапу бысть со Ангелом множество вой небесных, хвалящих Бога и глаголющих: слава в вышних Богу, и на земли мир, во человецех благоволение (Лк.2:13-14). Для кого? Для пастырей? Но они и не могли ожидать этого. Они и явления Ангела не ожидали. Для чего же — внезапу? Можно думать, что эта внезапность была для самого события, или для самого Ангела. Ангел один должен был сделать свое дело, и сделал; но это множество вой небесных, быв поражено великостью чуда и благости Божией, как бы не утерпело не явить себя: оболочка этого внешнего мира как бы расторглась, и пастыри неожиданно прозрели в мир высший и услышали там Ангелов, хвалящих Бога и глаголющих. Дух их, узрев это явление, пришел в восторг; умственное их око расширилось и сделалось острозрительнее, способнее прозревать в духовный мир. Что же Ангелы взывали? Слава — благодарение Богу, высочайшему Его могуществу, явившемуся во всей силе Его премудрости и любви. Теперь Его слава не будет более помрачаться и на земле; где прежде была вражда, спор, проклятие, там теперь будет мир. Земля, прежде решительно отделенная от неба, теперь будет соединена с ним. К человекам любовь Божественная откроется полнее. И прежде Бог оказывал любовь к людям, но теперь оказывает оную и будет оказывать особенным образом. За что Ангелы хвалят Бога? По чистой любви к человечеству. Но после мы увидим, что действия заслуг Христовых простерлись и на мир Ангельский. Почему же Ангелы не упоминают об этом? Может быть, им тайна эта не была открыта: они после узнают ее; ибо иначе они не желали бы приникнуть в оную. Возглашение мира Ангельского есть венец всего искупления, следовательно, тайна эта должна была открыться в конце.

И бысть, яко отъидоша от них на небо Ангели, и человецы пастырие реша друг ко другу: прейдем до Вифлеема и видим глагол сей бывший, егоже Господь сказа нам (Лк.2:15). Прежде нисшествие Ангелов евангелист представляет нечаянным. Человекообразное ли это выражение только для пастырей? Но это можно было выразить чрез нечаянное исчезновение. Должно думать, что Ангелы действительно как бы отходили на небо постепенно. Они также имеют свое постоянное место, куда по кратковременном посещении земли и должны были возвратиться. Ряд, представляющий их восхождение, должен быть восхитительный! Это напоминает нам лествицу, виденную Иаковом, по которой Ангелы восходили и нисходили. Пастырие реша друг ко другу... Выражение это показывает, что пастырей было более, нежели три. Может быть, они оставили часть на страже, которая должна идти поклониться рожденному Мессии тогда, когда сии возвратятся. Но может быть, их было только три. Это выражение употребляется и о немногих лицах.

И приидоша поспешшеся (Лк.2:16), — с усердием. Ангел предстал пастырям ночью, и он, конечно, предстал вскоре по рождестве Христовом. Они пошли для поклонения также очень скоро. Место, где они пасли стадо, было недалеко от Вифлеема; значит, они и пришли на место рождества Христова ночью же. Из всего этого ясно, что и Сын Божий родился также ночью. Отсюда в Восточной и Западной Церкви обычай совершать литургию на Рождество по полуночи.

Обретоша Мариамь (Лк.2:16). Почему они прежде увидели Мать? Может быть потому, что Она в сем случае важнее. Взглянув на такую бедность, пастыри поспешили рассказать виденное, и тем как бы извинить себя, что они пришли искать Мессию в яслях.

И вси слышавший дивишася о глаголанных от пастырей к ним (Лк.2:18). Уже не один Иосиф с Марией, а, вероятно, пришли и те, кои были в гостинице, ибо в ней было много народа. О глаголанных от пастырей. Пастыри рассказывали свое видение, а Иосиф и Мария все молчат. Примерное молчание! Мария слагала все в сердце своем, когда Ангел благовествовал Ей. Она любила обо всем размышлять, что подтверждается и сим случаем. Она обнимала все сие мыслью и чувством. С самого начала Она вступила в ряд событий славных, необыкновенных, и бедственных — обыкновенных. И для нас теперь такая двойственность требует размышления. Для Нее же это много стоило. Состояния сии для Нее как бы сменяли друг друга, одно другому противоречили и тем заставляли Ее размышлять. Об Иосифе евангелист не замечает сего. Ум и характер его были весьма просты. Он был праведен и благочестив, но не вдавался в размышления. Он был более зритель и служитель тайны.

И возвратишася пастырие, славяще и хваляще Бога о всех, яже слышаша и видеша, якоже глаголано бысть к ним (Лк.2:20). Мы сказали, что знамение сие дано было им для испытания их. Они не соблазнились видением Мессии в яслях и начали славословить Младенца Божественного. Для чувства зрения там представлялось мало, но для чувства внутреннего — много. Яже слышаша... Что слышали? Может быть, Иосиф и Мария, видя в пастырях таких верных и благочестивых мужей, сочли нужным рассказать им нечто о Благовещении, о явлении Ангела во сне Иосифу, дабы тем взаимно соутешиться и порадоваться. Так, первое благовестие о рождении Мессии дано было пастырям — людям простым, незнатным, о коих Иудейский синедрион говорил: Народ сей, иже не весть закона, прокляти суть (Ин.7:49). Подлинно, он не знает закона, но знает то, что выше закона. Церковь наша признала сих пастырей святыми.


 Христианский портал My studies