Христианская   библиотека 
Главная Именной указатель Систематический указатель Хронологический указатель Книги в архивах
 

Священноисповедник Амвросий (Полянский), еп. Каменец-Подольский и Брацлавский

Учение о Царстве Божием
по сочинению блаженного Августина
«О Граде Божием»

ВВЕДЕНИЕ

Предварительные сведения о сочинении блаженного Августина «О Граде Божием» — исторические обстоятельства появления сочинения, его значение, цель,задача, план, разделение содержания. Источники и пособияпри написании нашего сочинения

Думаем, излишне излагать замечательную, редкостную биографию блаженного Августина: для правильного понимания его учения о Царстве Божием, а стало быть, и для нашей работы, факты его личной жизни не имеют непосредственного значения. А всякий, интересующийся его жизнью, может познакомиться с ней и в его собственной «Исповеди», и не в одной книжке разных авторов, кратко или более полно излагающих обстоятельства жизни великого Иппонского святителя. Мы прямо займемся самим сочинением его «О Граде Божием» и сообщим несколько предварительных сведений о нем. Здесь мы узнаем исторические обстоятельства появления сочинения, его значение, цель, задачу, план и тому подобное. А это все прольет немалый свет на понимание самого учения блаженного Августина о Царстве Божием.

Чтобы выяснить исторические обстоятельства появления указанного сочинения блаженного Августина, значение его в борьбе с язычеством, для этого надо по возможности во всей полноте рассмотреть исторические обстоятельства и состояние борьбы христианства и язычества в период, предшествовавший его появлению. Но так как эта последняя работа [1] сделана еще раньше нас, то ввиду избежания ненужных повторений мы считаем возможным не излагать во всей полноте, а только кратко наметить те положения, которые могли бы с достаточной ясностью указать обстоятельства появления и значение Августинова сочинения.

Положения эти следующие.

Когда появилось христианство, язычество волей-неволей должно было так или иначе отнестись к нему. Сначала оно не обратило внимания на него, считая его одной из иудейских сект. Но ближайшее знакомство с христианством показало язычникам, что пренебрегать им нельзя: тенденции его слишком велики, а главное — сродны, в частности, римским язычникам (а их-то отношения к христианству нам и интересны). Эти последние, как известно, были всецело увлечены государством. Ему они приносили в жертву все остальное. Государство для римских язычников было в собственном смысле богом, а воплощением его — император. Всемирная монархия – вот заветная мечта древних римлян. А христианство как раз и заявляло, что оно предназначено покорить все народы. Одни из язычников посмотрели на него, как на средство осуществления своих целей, так как язычество к тому времени уже износилось, одряхлело, и перешли в христианство; другие, напротив, встретили его, как опасного соперника в одном и том же деле и, конечно, стали употреблять все усилия удалить его с пути к своим целям. Начинается борьба язычества с христианством. В первый период, до Константина Великого и торжества христианства, эта борьба сосредоточивалась на внешней стороне последнего — частной, домашней жизни, поведении христиан, богослужении и особенно на отношении их к государству. Внутренняя сторона христианства, его вероучение, не интересует язычников.

При Константине Великом христианство сделалось господствующей религией. Однако борьба не прекратилась. Потерявшие, с принятием императором христианства, своего покровителя язычники не потерялись. На место прежнего, изменившегося, они подвели новое основание под свое обветшавшее здание. Таковым основанием послужил для них неоплатонизм — эклектическое мировоззрение, представлявшее собою смесь всех тогдашних религиозных и религиозно-философских учений, не исключая даже и христианства. Подновленное этим-то неоплатонизмом, язычество и продолжало борьбу против христианства. За это время борьбы среди представителей первого замечаются два различных направления в отношении к христианству. Одна партия язычников, консервативная, политическая, в своих отношениях к христианству стоит на прежней почве. На христианство она смотрит с государственной точки зрения и отрицает его как религию, совершенно не подходящую к римскому государственному строю. Язычество дало Риму славу, величие; даст ли эти последние христианство, неизвестно, — вот их главное основание к непризнанию христианства. Другая партия, ученая, рационалистическая, пошла далее в своей борьбе против христианства. Она стала нападать на самое вероучение последнего, на самые основные пункты его. В этой партии, таким образом, борьба христианства и язычества переходит с внешней стороны первого на внутреннюю сторону его. В этой фазе своей она была серьезнее предшествующей, но все же не грозила христианству особой опасностью. Дело в том, что неоплатонизм, ожививший врагов христианства, был усвоен ими не в виде цельной системы, не в связи с каким-нибудь лицом или школой, а клочками, обрывками. В силу этого и нападения язычников на христианство носили частный, отдельный характер, то есть язычники не опровергали христианства как цельной доктрины в ее внутренней состоятельности, а нападали только на отдельные пункты его, казавшиеся им особенно слабыми. Борьба эта носила, по удачному выражению профессора Красина, «партизанский характер». Более опасное ожидало христианство впереди.

Начало V века было одним из самых бедственных времен в истории римского государства. Нападения диких соседних племен, начавшееся с этого времени, были почти беспрерывны. Готы во главе с Аларихом, через год Радагайс, непосредственно за ним Стилихон, потом снова Аларих быстро сокрушали могущество Рима. А римская империя, еще раньше расстроенная и ослабленная малодушием и беспечностью прежних государей, не в силах была успешно противостоять нападениям диких племен и после непродолжительных сопротивлений, иногда, впрочем, удачных, окончательно пала. В 410 году Рим был взят Аларихом и предан его воинами страшному разграблению. Самый город разрушен; жители побиты и обесчещены, частью взяты в плен; имущество, золото и драгоценные камни увезены; памятники искусства сожжены, уничтожены. Славный Рим, этот гордый властитель всей вселенной, как думали язычники, превратился в груды развалин. Впечатление, произведенное падением Рима на христиан, а особенно язычников, было потрясающее. Что за причина страшного события? Вот вопрос, который прежде всего возникал теперь в потрясенных умах язычников, привыкших видеть во всех событиях своей истории наказание или благодеяния богов. Две причины могли быть: одна — это боги наказывают своих почитателей за допущение христианства, не признающего богов; другая — это Бог христианский карает язычников за их вражду к христианам. Но язычники не могли допустить второй причины, потому что вместе с ними подверглись бедствиям разорения и христиане. Остается одно — Рим пал по вине христиан. И вот посыпались обличения на этих последних. Все восстало на Христа и христианство. Обличениям, хулам, клеветам, порицаниям, насмешкам, кажется, не предвиделось и конца. Положение христианства было опасно. Прежде язычество нападало на отдельные пункты христианского вероучения и обсуждало их спокойно. Теперь оно со всей силою, с раздражением обрушилось на все христианство в его внутреннем значении, как на причину падения Рима, обратилось на все пункты его, «осуждая и порицая их, как несогласные будто бы ни со здравым смыслом, ни с условиями государственной и общественной жизни», в то же время «и противопоставляя им свои собственные рациональные и мистические доктрины» [2].

Почитание римских богов — причина величия и славы империи; христианство, богохульно отрицающее тех богов, — причина падения Рима. Вот та главная тема, около которой вращались все обвинения против христианства. Нужны были защитники последнего. Но тогдашнее духовенство отличалось только невежеством, неразрывно связанным с ним суеверием, роскошью, богатством, жадностью, в силу всего этого нечистой жизнью и даже нетвердостью в самой вере своей. Такие представители христианства, конечно, не могли быть защитниками его. И только один, но зато великий человек должен был вынести на своих плечах всю тяжесть обвинений христианства со стороны язычества, защиты первого и опровержения последнего. Мы разумеем блаженного Августина Иппонского. В своем сочинении «О Граде Божием» он показал язычникам, что христианство не только не противоречит здравому смыслу, но оно-то именно и отвечает запросам его, оно-то именно особенно и благодетельно для частной и общественной, государственной жизни людей; что христианство не только не было причиной падения империи, но еще Христос благодетельствовал римским язычникам; напротив, язычество-то и есть ложь, обман, суеверие, несообразное со здравым смыслом, оно-то именно и вело римских граждан к физическому и духовному растлению, а римскую империю к разрушению. Отсюда, Рим с язычеством естественно должен был пасть — только Град Божий вечно стоит. В него-то и нужно переселиться, в нем-то только и можно жить.

Таковы исторические происхождение и значение и ближайший повод появления сочинения блаженного Августина «О Граде Божием».

Уже из сказанного ясно видна главная цель труда великого святителя — это защитить христианство и опровергнуть язычество, показать славу Града Божия через противоположение его граду земному.

Отсюда же ясна и задача блаженного Августина — изложение доктрин язычества с критическим разбором их и выяснение исторического значения и догматического содержания христианства, или иначе — описание Града Божия в его прошедшем, настоящем и будущем состояниях, а параллельно — и града земного, в целях сравнения их и прославления Града Божия, так как всякая вещь через сравнение с другой уясняется гораздо лучше, чем рассматриваемая только сама по себе.

Из этого же, в свою очередь, прямо определяется план и разделение содержания сочинения блаженного Августина. Вполне естественно, что блаженный Августин первую часть своего сочинения посвящает разбору и опровержению язычества, как оно выразилось в доктринах лучших и известнейших представителей его — Платона, Апулея, Варрона и других; во второй излагает свои положительные воззрения на христианство с опровержением возражений язычников против него и параллельно с этим — исторические судьбы всех народов вне христианства, точнее, вне жизни с истинным Богом, и характеристику их.

Таким образом сочинение блаженного Августина «О Граде Божием» разделяется на две главные части: первая — отрицательная, обнимает первые десять книг, вторая — положительная, последние двенадцать. Каждая из этих главных частей разделяется на мелкие части. Первая книга первой части может быть рассматриваема, как введение ко всему сочинению. Здесь блаженный Августин разбирает возражения язычников против христианства, вызванные непосредственно фактом разрушения Рима (христианство — вина падения государства; обесчещение христианок и другое). Дальнейшие девять глав первой части содержат две главные мысли и потому разделяются на две мелкие части. Одни язычники почитали своих богов потому, что ожидали от них временных благ. В первых четырех главах из девяти, то есть со 2-й по 5-ю включительно, блаженный Августин опровергает это заблуждение язычества. Другие язычники говорили, что богов надо почитать ради вечной жизни. В остальных пяти главах из девяти, с 6-й по 10-ю включительно, блаженный Августин доказывает несостоятельность этой мысли язычников. Вторая главная часть разделяется на три мелкие части: первая — главы с 11-й по 14-ю — происхождение обоих городов; вторая — главы с 15-й по 18-ю — продолжение их и, наконец, третья — главы с 19-й по 22-ю — конечные судьбы того и другого.

Теперь можно было бы приступить к самому изложению учения блаженного Августина о Царстве Божием. Но прежде чем сделать это, мы считаем полезным изложить новозаветное учение о Царстве Божием. Думаем, что от этого наше сочинение немало выиграет в своей полноте и ясности. По учению самого блаженного Августина вещи через сравнение яснее выставляются перед нами в своих отличительных особенностях [3]. А в изложении новозаветного учения мы и будем иметь другую «вещь», с которой можем сравнить учение блаженного Августина. Выигрывает и полнота сочинения, потому что не только изложено будет учение блаженного Августина о Царстве Божием, но и само собою ясно будет отношение его (учения) к евангельскому учению о том же предмете. Кроме того, если бы мы не стали излагать евангельского учения о Царстве Божием, то в этом случае нам пришлось бы в особой главе давать полную оценку учения блаженного Августина. А при нашем плане попутно можно давать, правда, не вполне, но, во всяком случае, в значительной степени эту оценку воззрений блаженного Августина. При наличии в нашем труде новозаветного учения мы уже самим изложением воззрений блаженного Августина дадим возможность читателю видеть сходство и отличие последних от первого и достоинство их (воззрений). В силу высказанных соображений мы и изложим сначала евангельское учение о Царстве Божием и потом уже перейдем к изложению воззрений блаженного Августина.

Что касается источников и пособий, при руководстве и на основании которых мы исполняли свой труд, то при изложении учения блаженного Августина о Царстве Божием мы имели под руками единственный источник — это сочинение самого блаженного Августина «О Граде Божием».

В качестве пособий главное, руководящее значение для нас имело сочинение М. Красина: «Творение блаженного Августина «De civitate Dei» как апология христианства против язычества». Далее следуют сочинения: князя Евгения Трубецкого «Религиозно-общественный идеал западного христианства в V веке. Часть 1. Миросозерцание блаженного Августина». Москва, 1892; иеромонаха Григория  «Сочинение блаженного Августина «О Граде Божием» как опыт христианской философии истории». Харьков, 1891; А.П. Лопухин «Промысел Божий в истории человечества». СПб., 1898; Скворцов «Блаженный Августин как психолог»; некоторые главы из сочинений: Л.И. Писарева «Учение блаженного Августина, епископа Иппонского, о человеке в его отношении к Богу». Казань, 1894; Н. Родникова «Учение блаженного Августина о взаимных отношениях между государством и Церковью». Казань, 1897.

По вопросу о новозаветном учении о Царстве Божием главными пособиями были: «Новозаветное учение о Царстве Божием» — сочинение А. Иванова в сборнике сочинений студентов Казанской Академии. Выпуск 2-й. Казань, 1901; «Идея Царства Божия в ее значении для христианского миросозерцания (богословско-апологетическое исследование) протоиерея П. Светлова, печатается в «Богословском Вестнике» 1902 года, начиная с книжки за месяц май. Прочитаны были: «Идея Царства Божия в Ветхом и Новом Завете» М. Богословского, напечатаны в «Православном Собеседнике» 1887 года, ч. 3, сс. 246-266; «Новозаветное учение о Царстве Божием в новейшей богословской литературе западной» — Н.Г., напечатано в журнале «Чтения в обществе любителей духовного просвещения» 1894 года, кн. 12, сс. 747-814; «Новое протестантское учение о Церкви в ее отличии от Царства Божия» Н.М. Иванцева, напечатано в «Православном Обозрении» 1878 года, книги за июль и октябрь; «Царство Божие и Церковь в откровении Нового Завета» Владимира Соловьева, напечатано в «Православном Обозрении» 1885 года, т.3, сс. 23-49.

 

____________________________

[1] См. сочинение М. Красина «Творение блаженного Августина «De civitate Dei» как апология христианства в его борьбе с римским язычеством». Казань, 1873.

[2] Красин М. С. 140.

[3] Блаженный Августин. О Граде Божием. Книга 1, глава 35, страница 59. Издательство Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. М., 1994, в четырех томах. Репринт. Киев, 1905-1910.

В последующих цитатах мы будем указывать только книгу (римская цифра), главу (арабская цифра) и страницу (арабская цифра) этого издания сочинения блаженного Августина.


 «Мои конспекты: История церкви, патрология, богословие...»